24.07.19 gelios-media.ru — Многие любят старую sci-fi, с ее летучими такси на автопилоте, голосовым доступом ко всему на свете и мультипаспортом. С изобретением летучего скейта человечество снова поверило, что такие города могут стать реальностью. И с какими препятствиями мы уже столкнулись на пути к светлому будущему?

Определение говорит нам, что умный город собирает, обрабатывает и использует информацию «интернет-речей» для эффективного анализа и управления ресурсами, например: нагрузка на транспортную систему, энергоэффективность, водоснабжения и утилизация мусора. Также данные от людей и устройств используются для предотвращения преступлений, системы уведомлений, таргетируемого донесения информации и взаимодействия со школами, больницами, библиотеками и другими социальными службами [1].

Однако, для РФ, где «интернет вещей» еще не получил такого распространения, а в Сбербанке вежливый сотрудник дежурит возле терминала самообслуживания, чтобы нажимать кнопки за посетителей, это определение несколько ограничивается.

Проблем, которые создают эти ограничения (и не только в Украине) существует несколько, однако наиболее ярко видны три из них.

Цифровая дискриминация

«Ваш номер мобильного ... у вас нет ?!». Эта фраза ужасала старшее поколение и некоторых консерваторов первые годы нового тысячелетия. Зарегистрироваться где или получить услугу, не указав номер мобильного, было все труднее, это было удобно для государства и бизнеса - а мнение незначительной части пользователей, которые хотели как раньше, никого не интересовала.

Сейчас на смену этим словам пришли другие. Теперь, хочешь не хочешь, а должен разобраться в смартфоне: установить несколько (а то и несколько) приложений и использовать их для того, для чего раньше можно было просто прийти и заполнить заявление. Электронные петиции, электронные ОСМД, вайбер-чаты дома, система Хэлси и Единый билет...

Конечно же, информацию и услуги можно получить и другим путем, но люди, не умеют, не хотят или не могут пользоваться Интернетом в достаточной степени, остаются на обочине общественной жизни. К сожалению, интерфейсы многих приложений даже не предполагают, что пользователи могут иметь слабое зрение, проблемы с печатью текста или ориентацией во вложенных меню. Гораздо легче проектировать город для прогрессивной, мобильной и активной большинства, однако все концепции современного градостроительства (начиная с основы основ - Целей Устойчивого Развития ООН ) утверждают, что развитие имеет не предоставлять преференции тем, кто способен угнаться за прогрессом, а создавать комфортное пространство (в том числе и информационный) для всех.

Конечно, это не значит, что бумажная документация и линованной бумаги для написания заявлений должны снова захватить мир. И имею мнение, что приложение с большими буквами, озвучиванием текста и возможностью настроить себе несколько основных функций (кнопка «заплатить за коммуналку» или «записаться к семейному врачу») были бы очень полезны. Вместо того, чтобы пренебрежительно улыбаться с «бабусефонов», дизайнерам цифрового городского пространства не мешало бы поучиться у их разработчиков.

Второе опасение тех, кто знает достаточно о «интернет вещей», это чрезмерный контроль со стороны производителей и заказчиков этих вещей. Просмотрев доступы, которые спрашивают такие привычные нам программы как Facebook или Skype, можно заработать паранойю. А если добавить к ним то, что программы имеют доступ к микрофону, геолокации и другого даже без знания владельцев - паранойя просто гарантирована.

Конечно же, «интернет вещей» несет в себе много полезного, от предупреждений о погоде и напоминаний о делах к регулированию городского трафика и улучшения социальных услуг. Однако за все нужно платить. Сейчас пользователи «платят» предоставлением информации о себе рекламодателям. Именно поэтому мы часто удивляемся, когда нам предлагают в интернете те же продукты, о которых мы только вчера говорили смотрели. Ничего страшного здесь нет, вплоть пока это можно отслеживать и выключить. Однако, последствия от гаджетов, следящих за владельцами, могут быть и другими.

В Китае, например, все принципы «умного города» (или уже разумной страны) воплощаются в систему социального кредита [2]. Эта довольно жуткая система подсчитывает все действия гражданина, имеют отражение в интернете: изменение семейного положения, покупки в магазинах, ругани в соцсетях, круг друзей, перемещение, даже время прихода на работу. С этой сложной статистики собирается социальный рейтинг каждого человека. От него зависит, дадут человеку кредит, позволят ей селиться в престижных районах или работать на определенных должностях. Даже дружба с «неправильными» людьми может закрыть дорогу к повышению уровня жизни. Отдельное дегуманизуюче ужас - это поля данных, которые заполняются с помощью сбора этой информации. Так, например, в данных о женщинах, полученных из базы китайских граждан [3], является поле «BreedReady», то есть «готова к размножению» ...

Еще дальше Китай пошел в построении изолированных городов для национальных меньшинств, таких как уйгуры. Камеры с искусственным интеллектом, которые передают информацию о несанкционированных скопления людей, постоянное сканирование содержимого ноутбуков в поисках фото с «плохими» людьми или запрещенных книг, слежения за передвижением людей и шпионский приложение JingWang Weishi, который должен быть на телефоне у каждого «неблагонадежного» и записывать всю активность с устройства ... рассказ очевидца [4] выглядит как рассказ-антиутопия. Города Синьцзян, где живут уйгуры - «умные» и оснащены всеми последними техническими разработками. Однако этот ум нехороший, и совсем не направлен на повышение комфорта жителей.

Админ спрашивает: эта страница Темная сторона разумного города совсем не так как в научной фантастике дала ответ на ваш вопрос? Дата 24.07.19
Да, спасибо Нет, не то! Дополнить
Продолжение на этих трёх страницах, откроются в новой вкладке: